?

Log in

Друзья, если вам захочется пообщаться со мной или узнать, чем я занимаюсь, это проще всего сделать через социальные сети.
- Фейсбук
- ВКонтакте
Ещё есть картинки в Инстаграме.

Занимаюсь я сейчас следующим: работаю и пишу диссертацию в Высшей школе экономики, в Москве. Периодически езжу в Томск и всякие другие места, чаще всего по работе. Работа - это исследования, чаще всего - социологические, чаще всего - связанные с Интернетом.

Ещё у нас с коллегами есть клуб любителей Интернета и общества. Там мы обсуждаем всякое интересное про Интернет. Соответственно, про него тоже можно найти информацию в ФБ и ВК.

Но много лет спустя я нашла свои логин и пароль и могу общаться ещё и тут)

утопия №1991

1991 год для меня был годом, когда всё начиналось. Начиналась моя какая-то жизнь, начинался новый мир вокруг, и поскольку другой мир оставался частью совсем бессловесных воспоминаний, начиналось всё. И я не могу изъять из своего отношения это переживание "большого начала". Уже потом я узнала, что для кого-то это время стало "концом истории".


Что я могла запомнить из 1991г? Лебединое озеро в телевизоре? Да. Разговоры вокруг, в первую очередь о Ленине, которого все пытались то ли переосмыслить, то ли забыть? О, да, это, как говорится, повлияло. Но в моём детском восприятии не было дат и не было чётких маркеров.


Поэтому главным стало то, что меняется мир возможностей. Не уменьшается, не увеличивается, а именно меняется. Например, оказывается, что в тех книжках, которые я читаю - другая страна, и моё будущее окажется каким-то другим. Ни лучше, ни хуже. Есть эта возможность "другого". Она немного пугает. Страх, впрочем, приходит позже.


Ещё, и это важно, до меня как-то дошло, что Казахстан - это другая страна. Что она не будет частью моих возможностей. При чём тут Казахстан? При том, что часть моих родственников в своё время оказалась там, и там прошла почти вся жизнь моей бабушки, и мы с ней часто ездили туда, пока я была ребёнком. И Казахстан был моей страной утопий.


В моём случае утопия таких пространств - в том, что у них, как у юной девушки, ничего и никого не было. Это нехоженые горы, едва (что такое сто лет?) зародившиеся города, неопределённые планы на будущее. И когда с таким сталкиваешься, и понимаешь, что вот, вы оказались связаны, то естественно воспринимаешь это как бесконечное пространство возможностей. Ты можешь всё сделать, и всё начать, и ввиду того, что это будет впервые, это обязательно станет историей.


Но моё чувство было быстро прервано. И появилось странное ощущение, которое я помню с детства. Того, что строится мир новых возможностей, но он очень зыбкий, он вообще никак не связан ни с этими горами, ни с лесами (они были прерогативой старой "пушкинской" России), ни с чем вообще, он именно вирту, возможный. Мне казалось всегда, и кажется по сей день, что это в общем-то хорошо. Потому что позволяет вот именно тебе (в смысле мне, например) действовать и в случае неудачи винить только себя, а в случае удачи - понимать свою в этом роль.


Сейчас мне кажется, что Россия-после-1991 года постепенно обросла мясом. Где мясо, где жир, где мышцы, где гниль. По-разному. Но та утопичная лёгкость, которую она обрела, оставшись без гор на границе с Китаем и выхода к Балтийскому морю - её больше нет. Обрастание прошло очень быстро.


Утопия, которая была возможна до 1991 года, более невозможна. Новая утопия пока ничем не перечёркнута, потому что толком и не обозначена. Поэтому 1991 для меня - это часть личной истории в том числе. Наверное, он год начала истории в каком-то смысле.


И ощущая себя частью этой истории, я естественно хочу, чтобы она была круче и лучше всех других. Мне кажется, это естественное чувство, которое возникает как инстинкт самосохранения. Оно отличается от "любви к родине", или "любви к стране", если хотите. Отличается эгоизмом, упрямством и непримиримостью. Оно биологичней. Потому что посягая на эту историю, возможный оппонент посягает на меня, на мою легитимность.

Раз уж не получилось ничего с девственными горами Казахстана, то получится здесь. Хотя это намного сложнее. А с Казахстаном авось получится у кого-то другого))

сегодня я многое понял

например, что освоение современных технологий, допустим ipad'ов и проч (компания Apple тут особенно преуспела) не даёт повода гордиться собственными способностями.
Это интересно, т.к. человеку нужно новыми достижениями (научился водить машину, выучил язык) размечать уровни своего развития. а вот айпад - не требует обучения.


современная техника - это не самостоятельный объект освоения, а просто инструмент для освоения чего-то другого, её "контента". Типа с помощью гаджета я познаю мир, при этом не познаю сам гаджет.
мелочь, но именно она позволяет поставить технологии в один ряд с умениями типа письма или говорения. и кажется, этот этап уже пройден.


***
также я понял, что в настоящем не так много проблем, неразрешимых, т.к. в основном это проблемы языка. ну типа что для одного проблема, для другого - вопрос из разряда банальных. задачка только в том, чтобы по максимум создать эти общие языки, после чего начать заниматься историей будущего, в смысле её созданием.


дальше хорошо бы найти ключ от общего языка настоящего к этим темам и темкам будущего. квест не из простых, так как ключи мало найти, нужно учиться их использовать. их нужно собственно, создать, то есть сделать языки прошлого рабочими, конвертируемыми. радует то, что большинство языков (типа канцелярита, скажем) попросту отомрёт в процессе.


***
ну и the least уже неделю меня, кроме пресловутых ключей (но это дело рабочее в общем) волнует проблема прогрессивного налога. С ужасом я поняла, что она не так проста и очевидна и теперь бегаю и спрашиваю у всех, что они по этому поводу думают. Если думают)

труд послезавтра

в отрочестве (когда я была в нём) среди моих друзей было популярно мнение о том, что человека делает счастливым только любимое дело.
мне это казалось несколько наигранным, потому что в отрочестве, сиречь подростковом возрасте мне было важнее, чтобы был социальный feedback. Даже не в смысле "популярности" своих действий, а в смысле пресловутой общности. Чтобы быть такскть, "не одному", а удостоверять собственное человеческое происхождение присутствием других людей.


с тех пор я как-то немного удостоверилась в этом присутствии, равно как и в человечьей природе, хотя это стоило некоторых трудов)


пресловутая идея "счастья в труде" мне стала понятней. но не ближе.
поясню.
как и тогда мне кажется, что труд "вообще" не существует. это конструкция, которая выработана сознанием и воспитанием. то есть типа если ты что-то делаешь, что условно считается "полезным", то это труд. а если "бесполезным", то это досуг.
нам этот объясняют с детства, и мы учимся определять свою деятельность, исходя из таких вот "объективных" критериев. меж тем, ёжику понятно, что в разные времена в разных странах эта "объективность" сильно разнится.


но вот счастье и благо-то, наш отрадно-цифровой век подразмыл эти границы, и у нас есть теперь множество возможностей предаваться трудовой деятельности, не слишком отличной от досуга.
но дело-то даже не в этом.


а в том, что ты не понимаешь в процессе, делом занимаешься или фигнёю. А что тут обозначает границу?
конечно, в том числе память потомков и гордость предков, но эти показатели сложно верифицируемы. поэтому наиболее ясный показатель - это тот же социальный feedback.


сейчас он приобрёл даже измеримые и объективируемые формы. собственно, этот пост я села писать, прочитав пост Михаила Эпштейна про copyleft&copyup, то есть праве на использование авторского материала с условием непременной републикации.
тут тоже, ясное дело, есть свои подводные камни. но это уже вопрос к сектоведам)


мне же тут вдруг пришла в голову простая мысль о том, что понимание "социально полезного труда", про который я толкую, потребует возможно, деконструкции "детского представления" о труде. и это может быть одним из жёстких идеологических конфликтов послезавтра.


а пока послезавтра не наступило, пойду ещё немного потружусь

белый август. СЭВ

август 2011 года почти сразу привнёс на улицы столицы Российской Федерации совершенно белый цвет солнца. Не палящего, а рассеянного, но вместе с тем направленного на некоторую поверхность. Как осветительный прибор с красивым названием omni.
это северное лето, которое закончится через несколько часов.
это чёрные тени с острыми краями. не знаешь, где тень, где вещь
это белый август.

ещё в город вернулся ветер, не пыльный и не свежий, он ничего не приносит и не уносит. Около недели ветер просто менял погоду на пять градусов. Изредка приносил дождь, после чего извинялся, уходил на несколько часов, и возвращался уже с белым солнцем, немного смущённый.
белый августовский ветер.
он просто перегоняет дни из одного в другой.
ничего более.

даже папа говорит со мной о кризисе. примечательно, что больше никто со мной о кризисе не говорит, видимо, потому что в общем всё понятно, и о чём говорить, деньги держим в трёх валютах, двести в одной, двести в другой, остальное лучше всего вкладывать в бриллианты Якутии, потому что когда мы все будем умирать от голода, можно будет думать о Якутии, снега, свете и бесконечно белом, и будет чуть-чуть менее страшно. Но пока рано.
август - это всегда внутренняя политика,
она потом отражается на внешней. это концентрированное событие, которое проспит твой премьер-министр.
это факты, незамеченные спящими в отпусках сми. но эти события - настоящие, потому что они порождают другие.

ведь август был последним месяцем года, перед сбором урожая открывалось пограничье. не то, что в декабре, а то, которое от непрерывной многочасовой работы, когда ты в бессилии поднимаешь голову и ждёшь, когда же.
но ничего не происходит. то есть происходит слишком много.
и тогда хочется упереться взглядом в отсутствие цвета.
также по-прежнему хочется розового тунца и уехать на пару дней.
но как многое ещё нужно исправить до осени..
белизна августа выхолащивает, вот в чём её сложность. 
 Раз уж началась тема поколений, она требует комментария.

Во-первых, никаких отцов семейств у нас нет. Это конструкт искусственный и похожий на мечты о несуществующей России-которую-мы-потеряли. Отцы семейств - это когда собственность и преемственность. А у нас с петровских времён, сквозь XIX век конфликт поколений, да и собственностью всегда было плохо.

Во-вторых, хорошо, что нет. Потому что традиционная "семейственнность" переживает сейчас, мягко говоря, не лучшие времена. Для России, где вместе с семейной существовала общинная и "community" структура, в общем это хорошо. Нужно, конечно, и над ней работать, но всё же. Главное, у России есть неплохой навык превращения индивидуальных биографий в коллективные истории.

В-третьих, с противоположным процессом всегда были проблемы. Превращение коллективной истории в индивидуальную биографию, вот что сложно. Нормальную, публично озвучиваемую, сколь возможно честную биографию. А это в эпохе, в которую мы вступаем, будет просто необходимо. Подчёркиваю, история семьи в данном случае - только часть истории человека, а не наоборот, как мы привыкли.

В-четвёртых, всё бы это ничего, если бы у "отцов семейств" была некоторая общность или какая-то альтернатива существующему движению, которое они полагают порочным. Ну типа как манифест Михалкова или что-то такое. Но этого нет. Есть загадочные "ценности", которые если покопаться, у всех свои (ну, то есть, например, никакой религиозной общностью или политической, в смысле, полной, объемлющей, так по-аристотелевски).

Но что мне нравится во всей этой истории, и почему я обращаю на неё такое внимание, так это сам механизм выделения некой общности. Прохоров, воспоминания о 90-х, Морозов, ну и много ещё кто. Поколение - не лучший маркер для этой общности. Но другой придумывать - искусственно. придумается в своё время.

И чтобы не было "падающего - толкни", важно понять, почему эта система взглядов не работает и что составляет её суть. Или перестаёт работать, потому что рациональность старого образца лопается, что мыльные пузыри на биржах)
впечатляет то, что Александр Морозов amoro1959 делает с "Русским журналом"
за пару недель сама структура и форматы изменились, став куда как "ближе к людям", чем раньше. Стало больше коротких читаемых текстов,новых жанров и прочих интересных штук. РЖ был своего рода крепостью со своими законами, а Александр взял да и сделал вместо забора у этой крепости двери в разные стороны.
ещё и дорожки выложил плиткой, что твой Собянин.
кроме шуток, это хорошо.

Но меня пока больше интригует другое. В старом РЖ были разные тексты, которые вызывали разную реакцию - от интереса до скуки и обратно, изредка "цепляя" как-то эмоционально.
в этом было много минусов, но было и несколько плюсов. Например, его можно было читать, чтобы узнать "спектр мнений". и при этом не испытывать досады от соприкосновения с чьими-то переживаниями.
С точки зрения новых медиа такой подход, конечно, кажется устаревшим. надо же, чтобы эмоции появлялись. Всё держится на эмоциях, ога.

Итак, в новом РЖ "спектра" пока нет. но в нём проговаривается "редакционная позиция". Причём не только в текстах самого шеф-редактора, нет-нет.

Вот, например,  два наиболее ярких, "с позицией текстов".
Во-первых, волшебная статья Яна Шекмана про Гарри Поттера, где автор утверждает, что книга Роулинг дала шанс ботаникам и задротам стать крутыми с помощью "волшебной палочки интернета". ладно, это бред уже потому что Гарри Поттер в этом смысле наследует черты большинства сказочных героев.
Но сладко то, что статья завершается словами "настало время искать дорогу назад в реальность". Естественно, мальчики в очках - это, по мнению автора, нереальное говно. вот то ли дело "энергичные авантюристы". ну то есть Брейвик по мнению таких людей, видимо, куда как правильней Ассанжа. Это так чертовски умиляет.

Ну а второй текст ещё краше. Автор его - Леонид Костюков. Написал он про молодое поколение, которое предпочитает "лёгкие версии и безопасный режим". Ну, типа френдов вместо друзей, сожительства вместо семьи и прочее. В середине автор предлагает нам проникнуться сочувственным отвращением к этим несчастным. Он говорит, что если дать миллиард долларов "нормальному человеку" с семьёй и любимым делом, то миллиард не изменит его жизнь, ибо она не построена вокруг потребления. А если дать миллиард поверхностному хомяку "лёгкой версии", то он сразу изменит свою жизнь: купит шале вместо хрущобы и заведёт крутую тёлку.
Мнение уважаемого автора об изменении тронуло меня до глубины души. И наверное, очень порадовало маркетологов, которые так же заботливо нам объясняют, что смена обоев и любимого йогурта может изменить жизнь.

По всей видимости, в РЖ пришло то славное поколение "отцов семейств", о котором Александр писал в своём жж. Они популярно и в комиксах расскажут о том, как вернуться в реальность, отдать политику энергичным авантюристам, оборудовать кухню для женщины, и поменять ipad'ы на мотыги.
и действительно, вызывать эмоции. Я вот полна умиления уже который день.

И надеюсь, что для тех самых Ipad'ов сначала сделают приложение РЖ.
главное, чтобы про Android'ы не забыли. хотя ими и пользуются в основном мальчики в очках.
гуманитарии лажают. гуманитарии лажают всерьёз уже несколько десятилетий.
лень, нежелание объединяться, трусость - из-за них гуманитарная мысль тонет, и всплывает только разлагающимся трупом.

Нежелание или неспособность понять, как технологические, биологические и другие изменения влияют на жизнь человека и на жизнь людей. Из-за этого Европа теряет всё, что наживает. Из её соломенных рук вываливается вся мощь, собираемая её железной волей, кремниевыми мозгами и плазменным сердцем.

Очевидно, что любое изменение - от появления шариковой ручки до строительства АЭС должно как-то вписываться в человеческое житие, оно должно становиться поводом для того, чтобы уточнять рамки нормального. Но никто их не уточняет, мы почиваем на лаврах изобретателей и инноваторов.

Это провоцирует разгул new-age и новой религиозности, основанной на поверии о силе Ктулху, провоцирует Брейвиков браться за оружие, зелёных - устраивать безумные акции в стиле "природа умнее нас", голубых - выставлять половые органы на всеобщее обозрение, а коричневых - бить чёрных в подворотне.
Если во времена Холодной войны, мир ещё как-то удерживался в рамках сносного диалога идеологий, и всё новое становилось частью госпрограмм и идейных баталий, то после падения Берлинской стены, всё пошло совсем хреново. Вернее, не так. Всё остальное (наука, техника, медицина, фарма) хорошо. А вот у гуманитариев всё плохо. И хужеет день ото дня.
Потому что понимаете, нельзя, когда коллайдер вроде нашёл Бозон, юзать теорию суперструн только в секретных ведомствах. А публично обсуждать вопросы, обсосанные со всех сторон 100 лет назад. Правда, всё, о чём спорят "левые", "правые", "глобалисты", "антиглобалисты" и так далее - уже давно обсудили Хайдеггер, франкфуртцы или на худой конец, Бодрийяр, Фуко со товарищи.
Можно сейчас заметить, что есть и учёные, которые что-то пишут и осмысляют. Конечно, есть. Но какого хрена это не делается публичным. Или точнее, политическим? Почему эти интеллектуалы отодвигают пальчиком политическую жизнь, а она, вместо того, чтобы ухватиться за неё зубами и начать терзать, рассуждает о влиянии 11 сентября на курс акций?
У дорогого человечества сейчас расцвет, акме и куча новых возможностей. А вокруг слышны в основном стенания и вопрошания: что это мол, за брейвики понавылезали? Я уж молчу про Россию, у которой среди всего этого безумия возможностей не меньше, а нытья кратно больше.
При нынешнем раскладе, к сожалению, нормально, что человек вообще перестаёт жить в обществе, а уходит в пространство частного, откуда начинает выкидывать такие фортели, какие могут исследоваться только в клинической психологии. Потому что человек частный - это производное от общественного. А если на общественного человека забили болт, то он перестаёт существовать. Кажется, про это-то писал ещё Аристотель. Ханна Арендт и Мишель Фуко вроде как напоминали нам о разных сторонах этой истории, да всё без толку.
Короче, надо перестать размахивать всем подряд в попытке доказать, кто круче. Это я, правда, скорее к соотечественным гуманитарным деятелям. Почти все лажают одинаково, нет никаких "моих кунг-фу круче твоих".
Ещё, кстати, можно всенародно покаяться. То-то будет зрелище.

вскрывая приватное

вот что странно и в историях с Мёрдоком (которая, конечно, глубже и обширней), и в скандалах Яндекса (которые экономически интересней). это реакция на вскрытие частного.

Неподготовленность человека, который мало-мальски причастен к большим процессам; имеет хоть какой-то уровень известности или влияния; принимает решения, касающиеся многих люде; или в ящике посвечивается; яндексом в новостях опознаётся, и так далее.

короче, любого, кто своей жизнью производит потенциальный медиа-контент.

для такого человека не должно быть даже мысли о возможности частной жизни. Если ты на что-то влияешь, соприкасаешься с властью в любом её проявлении, ты в публичном пространстве. По определению.
Непубличная власть - куда большая мерзость, чем невозможность частной жизни.
хотя с этим ребусом играют много, и переворачивают его в разные стороны.

и в этом смысле мне странна реакция на действия журналистов Мёрдока. Они просто использовали эту опцию.
и ещё не менее странна реакция на утечку Мегафона. ведь там как раз оказались сообщения людей непубличных. Почему не было сильной волны возмущения? несколько писем, несколько исков? дело в анонимности?
не понимаю, но подозреваю, что во всём виноваты женщины.

кровь и парламент

 во мне 25% еврейской крови. по маме
12,5% греческой. по папе.
от 9 до 15% украинской и польской в неизвестной мне пропорции.
как минимум 52% русской. То есть большинство. заодно русская культура доминирует, ибо язык и всё такое.

это же готовый парламент для РФ

надо только добавить немецкой, татарской и несколько кавказских этносов.

короче, чувствую себя сегодня федеративным организмом))

Profile

скепсис
poli_kolozaridi
poli kolozaridi

Latest Month

June 2016
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner